Версия сайта для слабовидящих
Санкт-Петербургская классическая гимназия №610
школаучебалюдипартнерыдосугфотобанкфорум
в прессе            

Беседа о гимназическом образовании
«Бостонский Курьер», 1995

В январе я был в Петербурге, и мне захотелось узнать, что нового появилось в области образования в новой России. По словам моих друзей, одной из лучших школ в городе является классическая гимназия №601 ((так в тексте! — 610.ru)) в Петроградском районе. Принимают туда детей, успешно закончивших пять классов обычной школы. Мне удалось встретиться с одним из основателей гимназии — Львом Яковлевичем ЛУРЬЕ. Предлагаю вашему вниманию запись нашей беседы.


Л. Я. Лурье

— Лев Яковлевич, как у вас возникла идея создания гимназии?

— Школа родилась на пересечении двух идей: восстановления классического образования, которое существовало в старой России, и создания современной, независимой, высококлассной и при этом бесплатной школы, такой, чтобы в ней мог учиться любой ребенок.

А история создания школы такова. Мой сын тогда учился в 30-й физико-математической школе, известной своей сильной подготовкой в старших классах. Но вот средние классы там были очень слабые. А мне хотелось, чтобы мой сын хорошо знал историю, поскольку сам я — учитель истории. Мы начали с того, что организовали на базе 30-й школы два специализированных шестых класса. Но, во-первых, школа задыхалась от отсутствия помещений, во-вторых, педагогический коллектив относился к нам весьма ревниво. Был 1990 год — время для осуществления нашего замысла очень удачное: школьная администрация и учителя пребывали в растерянности, все тряслись за свои места. В такой ситуации мы смогли добиться статуса независимой школы. Вначале пришлось арендовать помещение, но в 1991 году нам удалось получить хорошее здание в центре города. Разумеется, сейчас нам такого здания не дали бы — слишком дорога стала недвижимость.

Наша школа — государственная, бюджетная, то есть бесплатная. Программа обучения в гимназии рассчитана на 6 лет. В каждом классе не более 35 учеников. Из 70 наших преподавателей большинство работает в университетах и частных фирмах, а у нас подрабатывает. Профессиональный уровень преподавателей очень высок.

— Расскажите немного о школьной ситуации в городе.

В Петербурге, как и в других российских городах, в последние годы появилось немало получастных школ. Они хотя и являются бюджетными, но при этом имеют какие-то дополнительные источники финансирования, скажем, частные дотации. Такие школы дают вполне приличное образование. Поэтому, если вы не крупный бизнесмен, спонсор или высокопоставленный чиновник, вашего ребенка, скорее всего, не примут.

В частных школах плата за обучение очень высока, и 99 процентам населения не доступна. Но я не убежден, что уровень преподавания в этих школах намного выше, чем у государственных.

— У вас довольно трудные вступительные экзамены и большой конкурс. Вероятно, дети со средними способностями к вам не попадают. Делаете ли вы исключение для талантливых детей, по какой-то причине не сдавших экзамен?

— В нашу школу, действительно, попасть непросто. Конкурс — около 4 человек на место.

Но исключения, все-таки, существуют. Совет гимназии имеет право без экзаменов зачислить в класс двух человек по рекомендации преподавателя школы.

— Что собой представляет Совет гимназии?

— Это 12 преподавателей, определяющих основные направления школьной деятельности: финансовую политику, подбор кадров, разработку школьной программы и др.

В определенном смысле, наша гимназия — одна из самых трудных школ в России. У детей почти не остается свободного времени, потому что программа обучения чрезвычайно насыщенная. Кроме современных иностранных языков у нас преподают латынь и греческий. Плюс серьезная математическая подготовка и довольно жесткая система переходных экзаменов.

— Сколько часов в неделю дети учатся?

— Примерно 36 часов: 6 дней по 6 уроков. И, дополнительно, 2—3 часа домашних занятий. Оценки выставляются по привычной пятибалльной системе. Двойка в четверти и несдача переходного экзамена означают автоматическое отчисление. Переэкзаменовка возможна по одному предмету и только один раз.

— Сколько детей вы ежегодно зачисляете в шестой класс?

— 25—27 человек.

Кулаева, Богданова, Харитонова, Белецкий, Розломий

— Что собой представляет ваш контингент?

— Около половины наши студентов — дети врачей, учителей, научных работников, т.е. не очень обеспеченных слоев населения. Нувориши, располагающие большими капиталами, отправляют своих отпрысков учиться за границу, поэтому у нас таких детей не много. Не хочу сказать, что наша школа является идеальной моделью, но обстановка в детском коллективе очень хорошая.

— Кто вас субсидирует?

— С одной стороны — государство, но этого, естественно, недостаточно. Общий фонд нашей заработной платы — примерно $1500 в месяц. Около $10000 в год уходит на приобретение оборудования, учебных пособий и пр. Столовую мы сдали в аренду частным предпринимателям, a за это они компенсируют наши затраты на питание. Завтраки в школе бесплатные, обед стоит около 1000 рублей. Мы также организовали совместное предприятие с английским колледжем, входящим в Top-Twenty английских колледжей. Оттуда к нам ежегодно приезжает несколько студентов для изучения русского языка. Мы занимаемся и издательской деятельностью: издаем учебники латыни и греческого, а сейчас готовим к печати учебник русского языка. Все они написаны нашими педагогами. Для осуществления этой программы мы получаем гранты из Германии и других стран. Поэтому мы можем себе позволить хорошо платить преподавателям: их зарплата в полтора-два раза выше, чем в обычных школах. Я, например, получаю 130 долларов в месяц. Вы скажете: не так уж и много. Но для большинства наших учителей это лишь дополнительный источник заработка. Мы научились зарабатывать и другими способами: к примеру, вкладываем деньги в бизнес родителей наших учеников, таким образом участвуя в прибылях их фирм.

Дистель, Белецкий, Розломий, Хотченкова, Рублева, Кобак

— Каковы ваши дисциплинарные требования?

— Правила достаточно жесткие. Скажем, если ученик избил или обидел младшего, то пусть мы его знаем и любим, пусть ему осталось всего полгода до выпуска, — мы его исключим из школы. Или был случай, когда преподаватель получил взятку за экзамен. В результате в школу был зачислен мальчик, которого вскоре пришлось отчислить за академическую неуспеваемость. Разгневанный отец мальчика нам все рассказал, и мы тут же расстались с неплохим, в общем-то, учителем.

— Каков он: человек, проучившийся шесть лет в вашей школе?

— Он трудолюбив, интеллигентен, эрудирован, общителен. Мы заметили, что наши ученики, в отличие от своих сверстников, не сквернословят даже в своей компании. Они очень привязаны друг к другу и к школе.

— Чем, на ваш взгляд, российская система обучения отличается от американской?

— Американская система не дает детям хорошего образования, но воспитывает в них чувство собственного достоинства, умение делать жизненный выбор, патриотизм. Российская система, так же как и немецкая, больше упирает на знания и эрудицию, воспитывает грамотного, трудолюбивого человека.


Сергей АЛИЕВСКИЙ


Комментарии

На фотографиях: (1) на первой парте Катя Кулаева и Оля Богданова, нависает Марина Харитонова, сзади сидят Леша Белецкий и Валя Розломий; (2) на переднем плане Леша Белецкий, линейкой замахивается Валя Розломий, во втором ряду Саша Дистель и Кира Рублева, сзади Наташа Хотченкова, а у окна — Митя Кобак.

«В учении нельзя останавливаться»

Сюнь-цзы,
китайский философ