Версия сайта для слабовидящих
Санкт-Петербургская классическая гимназия №610
школаучебалюдипартнерыдосугфотобанкфорум
        капустники    

Выпускной вечер 2000
Речь Вадима Григорьевича Белецкого

Не хотелось бы возражать всем предыдущим выступлениям… но из песни слова ни выкинешь. Когда шесть лет назад мы вели ребенка в школу, мы надеялись, что он подготовится к большой жизни. И что мы имеем на выходе? За все шесть лет малыш не принес из школы ни одного толкогого синяка! Один оторванный рукав и полштанины — и это всё! В какую большую жизнь можно выйти после этого? Вы напрасно смеетесь!

И это еще не все. Разве подготовила школа человека к вхождению в любой взрослый коллектив? Разве готов кто-нибудь из них, чтобы перебороть, скажем, острую алкогольную интоксикацию? Абсолютно нет! Но, правда, есть отдельные светлые стороны. Опыт совместного путешествия несколько летних сезонов по некоторым косвенным — не пугайтесь, родители, косвенным — признакам судить, что отдельные дети неплохо усвоили элементы ненормативной лексики. Ну, видимо, просто лучше сработали учителя филологического блока. А может быть, сказалась врожденная способность детей к филологии. Не знаю.

Но самое страшное другое, и это гораздо страшнее. За эти шесть их приучили к тому, что любой взрослый, который оказался рядом, во-первых, сделает всё, что он сделать обязан, потом дома ночку посидит и подумает, какие струны души он еще может затронуть и принесет вот такую простыню для обучения, а если изучение этой простыни не даст плодов, он залезет либо в байдарку, либо в палатку, и все-таки своего добьется.

Как жить вот там, за воротами, с таким настроем — я не знаю. Хотелось бы, конечно. еще на годик-другой их здесь оставить, но вряд ли это возможно… Не знаю.

«Полноценная подготовка юного ума включает в себя как усвоение методов решения задач, допускающих однозначное решение на основе имеющейся информации, так и задач, которые такого обязательного решения не допускают. Решению первого типа задач обучаются, занимаясь математикой. Второй тип задач требует развития «способности суждения», того, что немцы называют Urteilskraft: наилучшая подготовка к решению задач этого рода — сознательная интерпретация текстов античных авторов»

А. И. Зайцев,
русский филолог-классик и историк античности