Версия сайта для слабовидящих
Санкт-Петербургская классическая гимназия №610
школаучебалюдипартнерыдосугфотобанкфорум
        капустники    

Последний звонок 1999
Стихи выпускникам (Автор: Вера Жижина)

Николаю Алтухову

Жить на Руси тому хорошо,
Кто по стопам Алтухова пошел.
Его не смущает туманная даль,
Светит ему золотая медаль.
С трепетом ждет многошумный истфак
Колин решительный жизненный шаг.


Андрею Безъязычному

Образ бесхитростного футболиста
Гений скрывает преферансиста.
Пас, вист, мизер — и мяч в воротах.
Не дрейфь на трудных поворотах.
Товарищ и партнер отличный —
Андрей, бесспорно, Безъязычный.


Игорю Борунову

Борунов Игорь — зенитовец верный,
Теоретик-лингвист далеко не скверный.
И собой красив, и внутри пригож,
И такого ты вряд ли где найдешь.


Александре Бузаковой

О, звуки страстного фанданго
И упоительного танго!
Кармен, коррида и Кордова,
И вы, о донна Бузакова!
Но Вам обыкновенный плейер
Милей, чем страусовый веер.


Марине Вакуленко

Бабуины, крысы, павианы,
Аксолотли, тигры, тараканы.
Черепахи, кошки, попугаи
Вакуленко Мусю не пугают.
Зоопсихологии вершины
Покорятся гению Марины.


Алексею Вовину

По жизни он шагает не спеша,
Приличных не имея интересов,
И так его прическа хороша,
И сам он — новый mobile прогресса.
Хоть не perpetuum, ты панику не сей
Перед тобою Вовин Алексей.


Наталье Волковой

Волкова Наталья, наших свет очей,
Где ты набралася мудрости своей?
Твой язык английский покоряет всех,
И как теоретика ждет тебя успех.


Юрию Глаговскому

Он создает в пробирках чудеса,
Но не всегда их понимают люди —
Здесь был сосуд, в котором пустота,
И вдруг — огонь, мерцающий в сосуде.
И нет у Глаговского Юры тревоги,
Ему на химфак указали дороги.


Валерии Горбачевой

Язык Менандра и Сократа
И все, чем Греция богата,
Валерия уже постигла,
Нo мало ей — она подвигла
Сама себя на подвиг новый —
Вот наша Лера Горбачева!
Ей антиков вполне хватает,
Пусть новогреческий познает.


Ксении Дружининой

Евклид весь век корпел примерно,
А Галуа был слишком страстным,
Но математиком прекрасным
Стал их последователь верный.
Герой иного поколенья
В одну науку не ныряет —
Дружинина, красотка — Ксенья,
Прическу каждый день меняет.


Наталье Евсеенко

Золото мысли под златом кудрей,
Сведуща очень она в языках,
Песни поет, ровно твой соловей.
Классики носят ее на руках.
Точно с полотен сошла Ботичеллиевых
В этот рисунок соборов Растреллиевых
Это красавица, умница наша,
Это — Евсеенко, это — Наташа.


Андрею Жигулеву

Наш Андрей Жигулев
Ценит верную дружбу мужскую,
Но для дамы готов
Он пойти на уступку любую.


Александру Жмудю

Орлиный взор из-под бровей
И Гёте дух неугомонный,
И Вертер в пламени страстей —
То Саша Жмудь непокоренный.
Не сломлен тяжестью труда
В свои преклонные года…


Анастасии Ивановой

Где твой милый хвостик, стриженый Настась,
Тот, что так прелестно трепетал вчерась?
Но и с новой стрижкой все ж ты хороша —
На устах улыбка, а в груди душа.
Леди Иванова, clever and polite,
Everything, конечно, will be quite all right.


Дмитрию Карпичеву

Любимый город может спать спокойно,
Когда в нем Митя Карпичев живет:
Он сможет защитить его достойно
И никогда нигде не подведет.


Дмитрию Кирееву

Киреев Дмитрий — услада взора,
Ограда сердца, друзей опора.
Надёжен, прочен, как вал карданный,
Размерен, точен, как ритм «Нирванный».
И даже тяжкий гул коридора
Ласкает ухо, как рев мотора.


Валентине Киричек

О, Валя Киричек! Актриса!
Известно это всем давно.
Что без тебя была б «Алиса»
А с нею заодно — «Кино»?
О них бы все уже забыли,
Они б на небо волком выли,
Когда бы их крутые стили
Такие люди не любили.


Дмитрию Королеву

Географических открытий
Давно эпоха миновала,
Но, может, с Королева Мити
Опять начнется все сначала?
Он в знаниях невероятен —
Отыщет новых белых пятен.


Степану Кузнецову

Раньше Степа Кузнецов танцевал балет
А теперь — увы! — давно не танцует, нет.
Видимо, прошла пора…
Пляшет пусть теперь сестра.


Константину Куприянову

Палатку меж седых вулканов
Поставит Костя Куприянов.
В поход ведет его дорога
В безбрежный мир, в простор безвестный,
Гуда, где испытаний много,
Где ново все и интересно.


Дмитрию Левиту

Цезарь в Галлии полжизни воевал,
Нет бы с галлами хоть раз поговорить!
Если б он талантом Димы обладал,
Он бы смог войну предотвратить.
Уравновешен, умён, наконец,
Дима Левит, покоритель сердец.


Дмитрию Меньшикову

С книжкой в коридоре,
С книжкою — в буфет.
Это ж просто горе,
Если книжки нет.
Если встретишь Митю — книжки нет с собой,
Значит, ои не Меньшиков, а любой другой!


Матвею Мирошниченко

Он играет на гитаре
И поет на переменке,
Не купец и не боярин,
А Матвей Мирошниченко.


Алексею Моисееву

Леша Моисеев — ангел во плоти,
Как же быть нам, грешным, Господи, прости?! —
Про него бы написать целую поэму,
Но не знаем, что сказать нам на эту тему.


Полине Никулиной

Поля Никулина, девушка знойная,
Плачет Карден о тебе:
«Ждет тебя подиум, гибкая, стройная,
Звезды в счастливой судьбе!»


Анне Петрунькиной

Она добра, собою симпатична
И никогда нигде не пропадет.
Не манит Аню факультет обычный,
Она на психологию пойдет.
Петрунькина, сама собою будь.
Заблудших наставляй на верный путь.


Надежде Писаревой, Ольге Семеновой

Писарева Надя — виртуоз вокала,
О тебе рыдает бедная La Scala.
Пред тобой померкнет слава Монсеррат,
Всякий импресарио встрече будет рад.
Но колоратура выйдет суховато,
Коль сопровождение будет бедновато.
Все богатство красок звук аккордеоновый
Дарит почитателям под рукой Семеновой.
Ольга и Надежда — сцены украшение,
Пение и музыка — верное решение.


Дмитрию Поволоцкому

Он был приверженцем истории
И об ином не помышлял,
Пока на деле, не в теории,
Ему матмех не засиял.
Да, это вам не Ян Потоцкий —
Блестящий Митя Поволоцкий!


Михаилу Прохорову

О, Прохоров Миша, ты видел Элладу!
Чего ж тебе больше, казалось бы надо?
Но к цели поставленной движется строго,
Как шахматный ферзь выбирая дорогу.
Все сможет, сумеет, что только захочет:
И дух закалит, и характер отточит.


Сергею Рябову

Breaker крутой — Рябов Сергей —
Очаровал древний Нимфей.
Как все в раскопе были рады,
Когда он вымостку отрыл!
И сам товарищ Виноградов
Ему перчатки подарил.


Ольге Степановой

Олечка Степанова, хрупкая и нежная,
Перед ней просторы самые безбрежные.
Не Адама Смита будет изучать —
Высшей математикой базу укреплять.
Ведь сегодня нужен всем экономист,
Он сильней и круче, чем любой штангист.


Юрию Тараканову

Династии достойный представитель,
Идеалист и физики любитель,
Гусар и восьмиклассников учитель,
Кесаманлы бессменный заместитель.
Он недоступен обаянью гурий.
Все вместе — это Тараканов Юрий.


Даниилу Толмачеву

В науке есть пока что дыры,
Но есть и признаки успеха —
Надежные ориентиры
Расставит в недрах политеха,
Подобно компасу в тумане,
Наш Толмачев, — товарищ Даля.


Михаилу Усачёву

На вид немного виртуален,
Но в целом, в принципе, реален.
Высок и строен, как атлет,
Изящно входит в Internet.
На все ему хватает сил —
Он Усачёв, он Михаил.


Александру Фарутину

Взгляд, точно угли. Жгучий брюнет.
Равных ему в математике нет.
С тысячей тысяч олимпиад
Саша Фарутин управиться рад.
Он совладает с любою задачей.
Саша такой — он не может иначе.


Валентине Федченко

Федченко Валя — словно поэма:
Символ и образ — точная тема.
Дух романтический в сердце лелея,
Хочется крикнуть: О, Лорелея!
С томом стихов и брикетом пломбира
Ты завоюешь, конечно, полмира.


Юлии Хохловой

Фарфоровые статуэтки —
Искусства хрупкие созданья,
И наша тонкая брюнетка —
Титан в системе мирозданья.
Дрожи, востфак — твои покровы
Отбросит Юлия Хохлова.


Евгению Цуринову

Наш Цуринов все умеет,
Разве только не летает —
Струн гармонией владеет,
Воспитанием блистает.
Благородство строгих линий
Дарит Жене пояс синий.


Алексею Чиковскому

Сложён, как бог античный,
Чиковский Алексей.
Он к трудностям привычный,
И по России всей
Не сыщется другого такого же борца,
Такого же крутого, лихого молодца.

«В учении нельзя останавливаться»

Сюнь-цзы,
китайский философ