Версия сайта для слабовидящих
Санкт-Петербургская классическая гимназия №610
школаучебалюдипартнерыдосугфотобанкфорум
             

Форум

новое сообщение | поиск | статистика | правила | регистрация

выпускник Илья Нахмансон: Согласен полностью // 8 июля 2005, 02:55

И насчет terra в особенности. Мне в принципе не нравится практикуемая методика преподавания мертвых языков, но об этом только шепотом.

Про пользу же и роль греческого в учебе, труде и жизни говорить ну просто уже невозможно, верно там Леонид Яковлевич внизу написал. Вспоминается папаша из My big fat greek wedding, который утверждал, что все слова произошли из греческого. "Возьмем, например, слово "арахнофобия"..."

Про свое духовное становление говорить вообще сложно, если ты не сектант. "И когда я узнал перфект от horaō, мне открылась высшая истина!"

Комментировать | Вся дискуссия
учитель В. В. Зельченко: Пропустил эту ветвь дискуссии // 10 июля 2005, 00:22

Склонение terra нужно знать для того же, для чего и таблицу умножения - которая ведь тоже "есть в учебнике". Просто когда доходит до авторов, то человеку, лезущему в конспект за каждой формой и в словарь за каждым словом, становится уже не под силу смотреть на текст глазами читателя / исследователя - а ведь ради этого все и затевается. Другое дело, что иногда зубрежка склонений-спряжений из средства становится целью (см. мемуары Черчилля в разделе сайта "Воспоминание об уроке латыни"), но это неправильно.
Роме: как ни странно, но передача друг другу выписанных слов меня не так уж пугает (хотя я, конечно, вмешиваюсь, когда это замечаю): ведь ученик, глядя в чужой словарь, все равно самостоятельно складывает слова во фразу и переводит текст - т. е. выполняет (пусть не дома, а на уроке) ту мыслительную операцию, которая от него в конечном счете и требуется. Гораздо хуже заученные подстрочники, русские переводы под партой и прочие средства "себе присвоить ум чужой".

Комментировать
учитель Александр Симин: Позволю себе вспомнить забавную 11-летней давности // 10 июля 2005, 01:16

В связи с топиком, списанными словами и подстрочниками.
Дело было так: начало урока по греческому языку, соответственно "Одиссея". Я захожу в класс на 5-й минуте урока, ясный пень из спортзала, и конечно тот кусок Одиссеи, который задан на дом, я в глаза не видел.
Надо сказать, что я тогда выработал для себя очень удачную (как мне казалось) стратегию - я садился рядом с Саней Осетинским, а он текст не переводил дома, а только незнакомые слова выписывал. Ну а мы с ним прямо во время урока переводили текст "на пару предложений вперед". В этой блестящей стратегии был один изъян - она не работала, если кого-то из нас спрашивали первыми.
Ну так вот, я захожу в класс на 5-ой минуте и с порога Михаил Михайлович Позднев мне говорит - "Симин, давайте-ка переводите". И одновременно Осетинского отправляет за журналом. Далее между нами происходит следующий диалог: "- Не, Михаил Михайлович, я не могу сейчас еще переводить, я же только пришел. - Ничего, Симин, давай, давай, переводи, или ты не готов?. - Нет, Михаил Михайлович, я готов, но я не буду сейчас переводить. - Симин, не будешь переводить, двойку вкатаю. - Нет, Михаил Михайлович..." ну и так далее. В то время, пока мы так вот пререкались в течение пары минут, я, честно глядя в глаза Михаилу Михайловичу, одновременно с этим пытался найти среди кучи вещей Осетинского тетрадку со словами, а также Гнедича и Жуковского, которые Саша всегда носил с собой. В итоге угроза двойки заставила-таки меня начать читать кусок по-гречески, но делал я это медленно, с ударениями, чтобы еще книжки успевать раскрыть на нужной странице и посмотреть что там написано в подстрочнике.
Когда Осетинский вернулся с классным журналом, я сидел, обложенный двумя книжками (слова я так и не нашел) и переводил. Может, это был не самый мой блестящий перевод, но я переводил, незнакомые слова и смысл беря из книжек, и подставляя их в оригинальный текст...
Вот уж где была работа мысли, до сих пор помню :-)...
Тройку, кажется, получил тогда :-)

Комментировать
учитель В. В. Зельченко: это еще что, // 10 июля 2005, 01:48

я однажды наблюдал, как ученик X декламировал гомеровские гекзаметры: пока он произносил стопу, сидящий рядом (и более сведущий) ученик Y успевал ставить в его тексте карандашом следующее ударение. Больше всего это напоминало сцену из мультфильма (кажется, про Уоллеса и Громита), когда один персонаж едет в поезде, а другой лихорадочно выкладывает перед ним рельсы. И ведь так наловчились, что на скорости чтения это никак не отражалось.

Комментировать
выпускник Илья Нахмансон: это еще что, // 10 июля 2005, 04:12

все это фокусы старые и известные еще ученикам Сократа. Подстрочники, переводы, чужие конспекты и тому подобные архаичные средства борьбы с халдеями древними и современными давно пора сдать в утиль. Я вот однажды, придя неготовым на контрольную по латыни, не стал подсаживаться к Коробковой или клянчить конспект у Пупынина, а просто предложил Татьяне Александровне помыть в классе пол. И помыл - на твердую "пятерку".

Комментировать
учитель В. В. Зельченко: Вот это по-спартански! Гимназисты, берите пример! // 10 июля 2005, 05:36

Комментировать
учитель Александр Симин: Это сообщение, Илья Борисович, // 10 июля 2005, 17:11

Полностью дезавуирует все предыдущие твои посты о любви к греческому :-)

Комментировать
учитель Александр Симин: Тьфу ты, Маркович... // 10 июля 2005, 17:14

Сначала написал, а потом только сообразил, что перепутал на автомате. Извиняй.

Комментировать
выпускник Илья Нахмансон: Ничего, ничего, // 10 июля 2005, 19:55

для старых друзей я по-прежнему Борисович. Упрека твоего не принимаю, он логически ни из чего не вытекает, потом, я нигде в своей любви к греческому как таковому не признавался. Напротив, в школе я им, скорее, пренебрегал и совершенно не подозревал, что он мне пригодится в дальнейшем.

Помнится, в наше время достопамятный Леонид Яковлевич был известен своей привычкой отлавливать по коридорам зазевавшихся гимназистов и выпытывать у них форму будущего от греч. fero. Игнорамусов ждала суровая кара - вот был стимул учить глаголы!

Комментировать
учитель Роман Родионов: [без темы] // 12 июля 2005, 21:32

Илья, поясни, откуда у тебя двойное отчество? Первый раз с таким сталкиваюсь. Смотри, так скоро и до двойного гражданства дойдешь... :)
Пол мыл - нашел чем удивить... Я тоже постоянно класс мыл, только за прогулы...
По поводу любви к греческому: можно устроить конкурс на лучшее признание в любви к греческому языку. :)
А с Машей Смолиной Леонид Яковлевич тоже из-за "fero" поспорил?

Комментировать
выпускник Илья Нахмансон: [без темы] // 13 июля 2005, 06:05

Двойное отчество, Рома, мне нужно именно на случай двойного гражданства, ибо, как ты понимаешь, в Канаде у меня вообще никакого отчества нет, так хоть в Росси два компенсируют это упущение. История с Машей Смолиной для школьного сайта не годится. Если я тебе скажу правду, как оно там у них все было, Кобак тут же это потрет. Поэтому звякни вечерком на неделе, обсудим приватно.

Комментировать
учитель Сергей Чистович: страшная тайна // 13 июля 2005, 09:28

Ты знаком, как минимум, с еще одним человеком (барышней) с двойным отчеством, хотя, вероятно, не знаешь этого. На самом деле, это было модно в девяностых, и всякий человек мог пойти в паспортный стол и написать заявление на двойное отчество. Можно просто поменять отчество (как наш Маркович), но при особых обстоятельствах (или за взятку), можно было взять и полноценное двойное. И ты мог бы быть Роман Николаевич-Леонидович, например, в честь Леонида Яковлевича.
Позже, по моим данным, двойные отчества были отменены. Но немногие счастливцы так и остаются двуотчественными...

Комментировать
выпускник Александр Озерский: Если хаос нельза предотвратить, его следует возглавить? // 12 июля 2005, 13:31

>> передача друг другу выписанных
>> слов меня не так уж пугает
Так может, каким-то образом легализовать эту процедуру? Умение быстро пользоваться словарем это конечно здорово, но уж больно жалко времени :)
Немного в сторону, но близко: меня всегда восхощали ВУЗовские преподаватели, которые читали лекции по собственным конспектам (а то и книжкам) очень близко к тексту, но ни за какие коврижки не соглашались оными конспектами поделится и жестоко наказывали за неприход на лекции.

Комментировать
учитель Роман Родионов: Конспекты // 12 июля 2005, 21:20

Американские профессора помещают тексты лекций на сайте курса. На посещаемости никак не сказывается. Очень удобно - не надо отвлекаться на записывание, можно слушать и делать пометки на распечатке.

Комментировать
выпускник Александр Озерский: Я, конечно, не профессор, и не американский, но поступаю так же :) // 13 июля 2005, 12:27

Комментировать
учитель В. В. Зельченко: не возглавлю, и вот почему // 15 июля 2005, 02:12

Я всего лишь имел в виду, что ученик с чужим словарем для учителя небезнадежен и его при желании еще можно "раскрутить" на самостоятельную работу sur place. Это меньшее зло, чем подстрочники, но я мне не хотелось бы выбирать из двух зол. Дело в том, что искать слово в словаре - это в семи случаях из десяти работа отнюдь не механическая, да и вообще перевод текста - это не что-то заранее заданное (и уже известное господину учителю, Жуковскому, Осетинскому и пр.), что требуется любым способом "угадать". De omnibus dubitandum: на неверном понимании известного каждому местоимения auton в одной греческой надписи была в свое время построена целая историческая концепция, вошедшая в школьные учебники, а на неверном лексико-грамматическом понимании стиха "но строк печальных не смываю" доныне строятся концепции мировоззрения Пушкина. Тут не отделить "черную работу" со словарем и грамматикой от "чистовой" работы интерпретатора. См. отрывок из Зелинского в разделе "Воспоминание об уроке латыни" - к которому я могу добавить, что каждый из нас может вспомнить несколько таких историй.
К примеру, не далее как в этом году девятиклассница Лиза Теллинг в результате обсуждения на уроке предложила лучшее (и, кажется, совершенно оригинальное) толкование одной хрестоматийной, читаной-перечитанной фразы из "Метаморфоз".

P. S. Какое отношение к делу имеют Ваши жадные лекторы, признаться, не понял.

Комментировать

«Легкая школа — это социальное преступление»

Ф. Ф. Зелинский,
крупнейший русский филолог-классик