Версия сайта для слабовидящих
Санкт-Петербургская классическая гимназия №610
школаучебалюдипартнерыдосугфотобанкфорум
             

Форум

новое сообщение | поиск | статистика | правила | регистрация

учитель В. А. Дымшиц: Уважаемая Татьяна Борисовна // 26 марта 2005, 03:05

Простите, что не сразу отвечаю. Итак, когда филолог или историк смотрят в текст, они пытаются понять его смысл (понимаемый широко, т.е. генезис, бытование, авторскую мысль и т. п.). Так, например, с точки зрения некоторых фольклористов "Песнь Песней" - свадебные песнопения. Когда в текст смотрит человек веры (или группа таких людей), он ищет в тексте обоснования своих практик, своего миросозерцания, своего богословия, своих верований и т. д. В таком развороте, "Песнь Песней", например, написал царь Соломон, воспел он мистический брак Всевышнего и Израиля и прочее и прочее. Значит, если мы подходим к тексту, как к сакральному тексту, т.е. к тексту в его функции быть сакральным, то мы заранее обязаны полагать его бессмысленным, так как смысл (точнее множество смыслов) в него влагает традиция, в каждый отдельный момент своего бытования. Существенно, что никакого имманентно присущего этому тексту смысла в нем, в некотором роде, нет, т.к. традицию этот исходный смысл не интересует. Интересно, что эта исходная бессмысленность обеспечивала свободу творческой мысли во времена самой, что ни на есть духовной теократии. Чем выше почитался авторитет священного текста, тем более творчески с ним обращались, тем более неожиданные смыслы в него влагали ( в нем обнаруживали). Никакому ученому, скованному рамками некоторого правдоподобия, такая свобода, понятно не снилась.

Комментировать | Вся дискуссия

«Школа не имеет более важной задачи, как обучать строгому мышлению, осторожности в суждениях и последовательности в умозаключениях»

Ф. Ницше,
немецкий философ