Санкт-Петербургская классическая гимназия №610 Для слабовидящих
школаучебалюдипартнерыдосугфотобанкфорум
в прессе            

В прессе о гимназии

2005 год

«Новая газета», №29, 21–24 апреля: «Прививка против фашизма — лучший подарок ко дню победы»

Ксенофобию нельзя одолеть даже самым активным, консолидированным протестом: ярость, помноженная на ярость, лишь многократно усиливает ее. В классической гимназии № 610 эту высшую математику преподают на таком же серьезном уровне, как математику в академическом ее понимании. В 610-й (где кроме точных и естественных наук изучают еще латынь, древнегреческий, немецкий и английский) гимназисты, через язык погружаясь в историю и культуру разных народов, научаются видеть не плоскую русоцентричную, а объемную картину мира. Свое 15-летие единственная в России Санкт-Петербургская классическая гимназия отметила феерическим этническим фестивалем.

Архив

«Смена», 1999: «В гимназисте все должно быть прекрасно»

Учат уму-разуму в гимназии ученые, преподаватели СПбГУ, профессиональные гуманитарии академических институтов. Здесь работают такие специалисты, как Наталья Ботвинник, Александр Зайцев, Илья Черняк. Через лекции Льва Лурье проходят все гимназисты. Почти в полном составе трудится кафедра классической филологии Государственного университета.

«Бостонский курьер», 1995: «Беседа о гимназическом образовании»

Правила достаточно жесткие. Скажем, если ученик избил или обидел младшего, то пусть мы его знаем и любим, пусть ему осталось всего полгода до выпуска, — мы его исключим из школы. Или был случай, когда преподаватель получил взятку за экзамен. В результате в школу был зачислен мальчик, которого вскоре пришлось отчислить за академическую неуспеваемость. Разгневанный отец мальчика нам все рассказал, и мы тут же расстались с неплохим, в общем-то, учителем.

«Бостонский курьер», 1995: «Пишут дети»

На третьей перемене у нас завтрак — пицца и кока-кола. Это очень восстанавливает силы, и мы с новой энергией идем продолжать занятия. Уроки истории проходят без запоминания дат. На предпоследней перемене я иду покупать булочку, и тут оказывается, что они теперь только с корицей, обсыпанные маком и сахаром… И бесплатно. Они очень большие и вкусные. На уроке литературы мы обсуждаем новую серию «Трансформеров».

Неустановленная газета, август 1994: «Das Bild vom Saubermann und Biertrinker hat sich bestätigt»

Die Deutschen sind sauber, sie trinken viel Bier und sie sind überaus korrekt. «Stimmt», sagen Olga und Anastasia auch ohne nur eine Sekunde zu überlegen. Das Deutschlandbild, das in Rußland vorwiegend vorherrscht, finden die zwei 16jährigen Mädchen aus St. Petersburg bestätigt. Die beiden gehören zu einer Gruppe von 24 Schülerinnen und Schülern, die seit Donnerstag bei Gastfamilien im Gäu wohnen.

«Frankfurter Allgemeine Zeitung», январь 1992: «Homer und Cicero statt Marx und Lenin»

Das von Pädagogen aus Leidenschaft betriebene Gymnasium will offensichtlich einen dem sowjetischen Kollektivideal entgegengesetzten neuen EliteMenschen hervorbringen. Gegründet wurde es von einer Handvoll Lehrer, die zuvor mit ihren Kindern private Sommerkurse abgehalten hatten und auch jetzt noch gemeinsam in Sommerlager fahren. Alle Lehrer hier müssen ausgewiesene Professionelle in ihrem Fachgebiet sein. Aufgenommen werden nur Schüler, die den Auswahltest bestehen. Etwa drei Viertel der Klassen sind Jungen, weil sie den Test häufiger bestehen als Mädchen.

«New York Times», сентябрь 1991: «SOVIET TURMOIL; Joyfully, Improbably, a School Opens in Leningrad»

For others, Mr. Gorbachev and government have been synonymous. Not any more. «I have the greatest respect for him. He untied our tongue,» said Pyotr Kosarevsky, 12. «He’s done a lot of stupid things recently, but it was he, after all, who started the whole business of glasnost. To be too negative about him is wrong. He did the best he could, though he could have done better.» These children, the presumptive heirs of whatever is left after the ongoing dismemberment of the Soviet Union, say they want to grow up to be ancient-history professors, or computer programmers, or, as one said rubbing his thumb and forefinger together, «anything that pays well.»

«Смена», сентябрь 1991: «В добрый путь по дороге знаний» + «Жизнь, прощай, свободная…»

В июне, к примеру, прямо во время экзаменов пришли восемь мужиков и без предупреждения сняли с петель и унесли все двери, заявив учителям, что после ремонта гимназия сюда больше не вернется. И оказались правы. Порог дома на Большом проспекте гимназисты и их учителя больше ие переступили. Потому что в конце июля, когда никто уже, казалось, не ожидал счастливой развязки на совещании у вице-мэра Павел Кошелев неожиданно для всех заявил, что не мыслит существования своего района без такого замечательного учебного заведения и намерен предоствить гимназии большое школьное здание на проспекте Щорса… И вот новоселье.
— У нас был трудный путь, — сказал, открывая торжественный митинг, директор КГ Сергей Бурячко. — Но сегодня давайте забудем о всех наших трудностях и будем веселы, пока мы живы.

«Смена», февраль 1991: «Экс-полковник КГБ против КГ»

Как сообщил нам член Совета КГ историк Лев Лурье, вскоре после решения муниципального президиума гимназия была полностью обесточена, затем пришли строители и под предлогом проверки перекрытий попросту разобрали пол, но и на этом «хождение по мукам» не закончилось — на горизонте появились пожарники, проинспектировали противопожарное состояние здания, признали его неудовлетворительным и… вообще опечатали двери… Что ж, десять лет назад Павел Константинович воевал с диссидентами, сегодня — воюет с детьми (гидру инакомыслия нужно давить в зародыше). «И вечный бой — покой нам только снится…»

«Невское время», февраль 1991: «С брандспойтами на гимназистов»

Так что решающий бой, возможно, — с брандспойтами еще впереди. А может, сегодня и происходит… На одном из стендов метод кабинета, опечатанного вместе с гимназией, красивым почерком выписаны, очевидно, в помощь педагогам, цитаты из Крупской, Ушинского, Горького… Больше всего мне понравилось из Алексея Максимовича: «Учитель, знай и верь, что ты — самый необходимый человек на Земле, учись и учи». Я не знаю, кто в этой истории и в какой мере должен поступиться какими-то своим амбициями. Но, Господи, помоги ты этим взрослым договориться, чтобы дети, которым явно нравится учиться в гимназии, не разбредались по домам от заколоченной двери.

Неустановленная газета, 1991: «Не духом единым…»

Что ж, будем надеяться, в данном конкретном случае сеятели разумного, доброго, вечного, вооружившись решением, победят. Но пока наше образование будет подчинено не здравому смыслу, а чьим-то бессмысленным амбициям, этот случай так и останется приятным исключением в нашей действительности, когда вывеска не обманывает ожиданий. Неужели в городе, где все площади и помещения заставлены памятниками и бюстами одного гимназиста конца XIX века, не найдется места для гимназистов конца XX? А может, кто-то боится, что эти, отучившись, пойдут другим путем?

«Известия», 29 мая 1990: «Возвращение к гимназии»

— Могут спросить: а для чего ребятам латынь, этот «мертвый язык»? — говорит директор гимназии Леонид Яковлевич Жмудь. — Чтобы приобщить их к огромному пласту европейской культуры, дать им ключ к быстрейшему освоению многих других языков.

«Бывают люди, которым знание латыни не мешает все-таки быть ослами»

М. Сервантес,
испанский писатель