Санкт-Петербургская классическая гимназия №610 Для слабовидящих
школаучебалюдипартнерыдосугфотобанкфорум
             

Форум

новое сообщение | поиск | статистика | правила | регистрация

учитель В. А. Дымшиц: Уважаемый Леонид Яковлевич! // 22 октября 2006, 18:17

Теперь моя очередь виниться, но уже не в шутку, как Вы, а серьезно. Нехорошо важные вещи произносить на бегу. Буду подробным.
Есть редукция и есть редукционизм. Редукция - осознанный исследовательский прием, когда для достижения определенного результата свойства сложной сущности полагают суммой свойств ее частей, и изучают соответствующими методами, сделав все необходимые оговорки о соответствующих допущениях. Это дело законное.
Редукционизм - это когда искренне думают, что свойства сложной системы и есть сумма свойств ее элементов и их взаимодействий. Ну, грубо говоря, это как если бы химик требовал бы уволить биолога на том основании, что живое состоит из молекул.
Напмню суть дискуссии. Вы утверждали, что определенным жанрам и техникам имманентна присуще способность (или неспособность) выражать глубокие мысли и высокие чувства. (Кстати, жанр в этот спор Вы добавили "сверх комплекта", все остальные пытались говорить только о техниках.) "Есть жанры, в которых можно выразить подлинные чувства, но отнюдь не всякие... Любая техника имеет свои границы применения..." Вам возразили, что никаких имманентных свойств у литературной техники нет. В частности, я попытался показать, что "игровые" в современном понимании техники (акростих, центон) использовали для очень серьезных дел. Вы обосновали свои утверждения делением на форму и содержание, чтобы затем утверждать, что не всякое содержание вкладывается в любую форму. Вам возразили (Даша это сделала точнее всего), что само деление на форму и содержание нерелевантно предмету литературоведения, то есть литературе. Грубо говоря, стихотворная форма и является содержанием стихотворения, а иначе нечего и стихи писать. На это Вы возразили, что разделение на форму и содержание есть не метод анализа текста, имевщий свое место в истории литературоведения, а "природное" свойство текста. "Литература состоит из слов, и различие между формой и содержанием восходит в конечном итоге к двум фундаментальным аспектам языкового знака".
Литература не состоит из слов, также как живые организмы не состоят из молекул. Слова являются субстратом литературы, также молекулы являются субстратом для Homo sapiens, так же как крупный гоминид вида Homo sapiens является субстратом для человека как культурной сущности. Утверждение "литература состоит из слов" и есть чистейший редукционизм.
Ваши ссылки на семиотические подходы, на мой взгляд, не убедительны, т.к. там все-таки осознанная редукция, которая подразумевает не только цели, но и границы метода.
Так же характерно, то что вы сначала предъявив семиотические подходы в качестве редуктивных, тут же говорите о том, что в Вашем рассуждении редукции нет. Тем самым неявно делаете два утверждения: а) редукция - плохо, б) я (то есть Вы) говорю не о технике познания (которая по мне (то есть по мне) может быть и редуктивной, на здоровье, лишь бы это было четко осознанно), а о "нагой" истине как она есть. Между тем Ваше утверждение о том, что "некая фундаментальная закономерность (лингвистическая) проявляет себя на следующем уровне (литературном)" есть в чистом виде редукция, а вера в то, что эта закономерность "на самом деле" сама, так сказать, собой себя "проявляет" - редукционизм. Который и вызвал мое недоумение.
Таким образом нетривиальность Вашей позиции заключается в том, что разделение на форму и содержание для Вас вытекает не из авторефлексии культуры на определенном этапе ее развития (Аристотель, например), а из неких "природных" свойств самой культуры.
Что касается Вашего примера о том, что деление на два биологических пола проявляет себя в языке, то это, на мой взгляд, и есть доказательство слабости редукционизма. Я недаром написал выше о том, что человек не есть биологическое существо. И это очень четко видно именно в этом случае. Родов в языке может быть три, два, а может и совсем не быть. Это смотря какой язык. Биологических полов действительно два. А полов как культурной категории в той или иной культуре может быть существенно больше двух. Если я ничего не путаю, то, например, у чукчей семь полов.
И напоследок. Вся дискуссия началась с Вашего утверждения, что центоны не есть достойный повод оживить увядший форум. Между тем, во многом благодаря Вам, именно "маленький грязноватый центон" породил одну из самых бурных и обширных переписок на этом форуме. Вот и еще одно доказательство того, что центоны способны пробуждать подлинные и глубокие мысли, чувства и страсти.

Комментировать | Вся дискуссия
учитель Л. Я. Жмудь: Вы, наверное, про гермафродитов забыли, Валерий Ароновович. // 27 октября 2006, 02:09

Я думаю, отсюда и средний род.

Комментировать
учитель М. М. Позднев: Авторитетам, которые на Ж, // 28 октября 2006, 08:36

стоит прочесть две-три эпиграммы их тарентского тёзки. А говорить: "Тютькин хуже Гомера, потому что не в то время родился", - значит ничего не знать ни про Тютькина, ни, извиняюсь, про Гомера, а только про ВРЕМЯ, так, абстрактно, безлико.
Und was bringt uns das?

Комментировать
учитель Л. Я. Жмудь: Ihnen bringt das nichts, // 28 октября 2006, 13:32

das Sie einfach zu spaet kommen, um hier was zu kriegen. Die Diskussion ist vorbei. Das einzige, was ich Ihnen sagen kann, ist, dass man zwischen dem Witz und der Frechheit unterscheiden muss, besonders wenn man sich fuer einen Epigrammenkenner haelt. Ueben Sie also gefaelligst auf dem Hinterhof.

Комментировать
учитель М. М. Позднев: Quid? // 29 октября 2006, 21:40

Num Iovem iratum audio? Barbarice loquitur, et hoc quidem haud pure. Tibi sane pro sapientia tua nihil argumento esse potest: "ein jeder, der bei seiner Meinung beharrt, versichert uns nur, dass; er sie nicht entbehren koenne".

Комментировать

«Самое главное — это прививать вкус и любовь к науке; иначе мы воспитаем просто ослов, нагруженных книжной премудростью»

М. Монтень,
французский писатель и философ